Лексика

Серада, 3 лютага 2010 г. Вольга Гарыцкая
Раздзел: Публікацыі
Пазнакі:
Праглядаў: 15611

ЛЕКСИКА, все слова языка, весь его словарный состав. Сосчитать количество слов в языке невозможно, поскольку он постоянно меняется: одни слова выходят из употребления, а другие появляются. Приблизительно мы можем ориентироваться на количество слов в справочных печатных изданиях. Например, в одном из наиболее авторитетных словарей английского языка — Оксфордском — чуть более 300 тыс. слов, в 17-томном «Словаре современного русского литературного языка» – более 130 тысяч, в «Толковом словаре белорусского языка» – более 100 тысяч. А вот среднее количество слов, достаточное для повседневного общения, невелико и составляет примерно 1 – 1,5 тыс.

Часто употребляемые слова входят в активный словарь языка. О том, какие слова наиболее активны, можно узнать из частотных словарей. Активному словарному составу противопоставлен пассивный. «Пассивные» слова понятны носителям языка, но употребляются ими сравнительно редко. Это Л. ограниченного употребления – диалектные, профессиональные, жаргонные слова. Например, носитель русского языка может знать, что слово пурга имеет значение «ложь, враньё», но не употреблять это слово в речи.

агнонимы

Существуют также слова и выражения, которые непонятны или малопонятны носителям языка. Для обозначения таких единиц лингвисты используют термин «агнонимы». Например, далеко не всякий может объяснить, что такое клавикорды (старинный струнный клавишный инструмент) или как выглядит епанечка (предмет традиционной русской верхней одежды без рукавов и воротника, чаще всего на бретелях, см. рис. 1).

Пассивный и активный словари языка следует отличать от запаса слов отдельного человека. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить о персонаже И.Ильфа и Е.Петрова в «Двенадцати стульях» – Эллочке-людоедке: она легко и свободно обходилась тридцатью словами. В целом в течение жизни современный образованный человек использует около 10 тыс. слов – это его активный словарь. Пассивный словарь отдельного человека в несколько раз больше – примерно 20 – 25 тыс. слов. Писатели могут активно использовать и большее количество: словари В.Шекспира и А.Пушкина содержат более 20 тыс. слов, а в текстах Ф.Достоевского зафиксировано 43 тыс. слов.

Каким образом пополняется словарный состав языка? Одним из главных путей пополнения является заимствование Л. из других языков. Например, такие привычные сегодня слова, как компьютер, сайт, блог, менеджер, не так давно были заимствованы русским языком из английского; почтамт, рынок, маршрут пришли из немецкого, библиотека, физика, психология – из греческого языка. Многие слова, которые были заимствованы давно, сегодня воспринимаются как исконные. Так, слово хлеб когда-то пришло в русский язык из германских языков, а собака – из иранских. При заимствовании значение слова часто изменяется. Например, русское слово сарай восходит к персидскому слову со значением «дворец».

Еще один путь обогащения Л. – создание новых слов для обозначения новых явлений (неологизмов). Некоторые неологизмы придумали писатели, журналисты и языковеды. Например, слово лилипут придумал Дж.Свифт, робот — К.Чапек, бездарь — И.Северянин и т.д. Английский писатель Дж.Толкин создавал даже новые языки (на придуманных им эльфийских языках сейчас издаются журналы). Однако авторство большинства неологизмов остаётся неизвестным. Судьба новых слов различна: некоторые вскоре утрачивают свою новизну и закрепляются в языке, другие остаются индивидуальными, авторскими новообразованиями (окказионализмы). Вспомним хотя бы слова брамбулет и мангустин К.Булычёва из известного фильма «Гостья из будущего», ряд новых слов, придуманных В.Маяковским (громадьё, крикогубый) и В.Хлебниковым (окопад, противособытие), или детские окказионализмы толстопузые ноги, баюльная песня.

Л. пополняется не только за счёт новых лексем, но и благодаря развитию новых значений у хорошо известных слов. Например, у слова крыша не так давно появилось значение «покровитель», ящик стал обозначать «телевизор», уши – «наушники», а заимствованное из французского языка слово монстр, наряду со значением «чудовище, урод», под влиянием английского приобрело значение «нечто чрезвычайно значительное, выдающееся» (например, монстры кинобизнеса). Слова, у которых более одного значения, называются многозначными.

Известно, что слова не только приходят в язык, но и покидают его. Когда исчезают какие-либо предметы и явления, выходят из употребления и обозначающие их слова. Такие слова называются историзмами. Например, в России до 1917 для обозначения определённого дня недели, предназначенного для приёма гостей, употребляли слово журфикс. Иногда реалии не исчезают, однако слова, их обозначающие, заменяются новыми. В этом случае устаревшие слова называют архаизмами. Например, старое слово выя со временем было вытеснино словом шея. То же самое произошло со словами ветрило («парус»), сиречь («то есть») и др. Иногда устаревает не всё слово, а только его значение. Например, раньше слово вокзал обозначало здание с обширными залами для танцев, концертов и других увеселений, а то и просто распивочную; словом эстафета называли срочную почту, а слово эгоистка использовали для обозначения легкой четырёхколесной повозки для одного человека.

Л. представляет собой не простое собрание слов, а подвижную систему. Это значит, что слова связаны между собой разнообразными отношениями. Например, существуют слова, разные по форме, но очень близкие по значению (умный – мудрый или парень – чувак – отрок). Их называют синонимами. Однако близкие не значит одинаковые. Полных синонимов, т.е. слов, значение которых совпадает на 100% (например, бегемот – гиппопотам), в языке очень мало. Большинство синонимов отличаются или какими-то оттенками значения (у умного человека ясный ум, а мудрый обладает не просто большим умом, но и жизненным опытом), или сферой употребления (чувак – сленговое, парень – общеупотребительное, а отрок – книжное и устаревшее).

Бывает, что слова связаны друг с другом наличием противоположных значений (оптимист - пессимист, всегда - никогда). Это антонимы. Слово может стать антонимом самому себе. Наличие противоположных значений у одного слова называется энантиосемия: одолжить («дать взаймы») — одолжить («взять взаймы»), прослушать («внимательно выслушать») – прослушать («пропустить мимо ушей»). Интересные факты, указывающие на связь синонимии и антонимии, можно найти в художественной литературе и в публицистике. Приём антонимической синонимии использует К.Станиславский, когда пишет об актёрской игре: «У актёров не руки, а руцы, не пальцы, а персты, до такой степени движения их образны и торжественны. Они не ходят, а шествуют, не сидят, а восседают, не лежат, а возлежат».

Слова могут быть связаны и по форме. Так, почти в любом языке существуют слова, внешне идентичные, но с совершенно разными значениями. Например, коса «сплетенные волосы», коса «сельскохозяйственный инструмент» и коса «длинная узкая отмель». Эти слова называют омонимами. Слова, которые совпадают по звучанию только в отдельных формах, называются омоформами. Рассмотрим высказывание Косил косой косой косой, которое может иметь несколько разных прочтений, например Косил кривой косой заяц или Косил пьяный кривой косой. В данном случае совпадают формы творительного падежа существительного коса, прилагательного косой и именительного падежа существительного (субстантивированного прилагательного) косой. Слова могут совпадать по написанию, но иметь разное звучание – это омографы (косы́ и ко́сы). Или, наоборот, произноситься одинаково, но иметь разное написание — это омофоны (кос и коз).

агнонимы

Ещё один вид формальной связи демонстрируют паронимы. В отличие от омонимов они похожи (поэтому часто смешиваются в речи), но не тождественны по форме и значению: тактичный «обладающий тактом» – тактический «относящийся к тактике», одеть (кого?) – надеть (что?) и даже Австрия – Австралия (см. рис. 2).

Выделяют также межъязыковые омонимы и паронимы (их ещё называют «ложные друзья переводчика») – слова, которые формально схожи, но имеют различные значения в отдельных языках (например, русское живот – болгарское живот «жизнь»; русское урод – польское uroda «красота»; белорусское чэрствы – чешское čerstvý «свежий» и др.).

О.С. Горицкая, О.А. Ковш

Горицкая, О.С. Лексика / О.С. Горицкая, О.А. Ковш // Энциклопедия для школьников и студентов : в 12 т. Т. 1: Информационное общество. ХХI век / под общ. ред В. И. Стражева. – Минск : Белорус. энцикл. им. П. Бровки, 2009. - С. 59-61.

Спадабаўся допіс? Атрымлівайце абвяшчэнні пра новы матэрыял праз RSS Philology.BYRSS або RSS Philology.BYEmail!
Нравится