Белорусский язык

Чацвер, 24 лютага 2011 г. Аляксей Яскевіч
Раздзел: Публікацыі
Пазнакі:
Праглядаў: 29892

БЕЛОРУССКИЙ ЯЗЫК. Относится к славянским языкам, вместе с которыми входит в большую индоевропейскую языковую семью. Ближе всего Б.я. к украинскому и русскому и наряду с ними относится к группе восточнославянских языков. Является одним из двух государственных языков Республики Беларусь. Белорусско-русское двуязычие закреплено Конституцией Республики Беларусь (1996), а также Законом «О языках в Республике Беларусь» (1998). Белорусские диаспоры (белорусы, живущие вне своей исторической родины), которые в той или иной мере используют Б.я., есть в России, Украине, Литве, Латвии, Польше, Эстонии, Казахстане, Канаде, США, Аргентине, Австралии и других странах.

История. У Б.я. богатая и сложная история. Как самостоятельный язык он начал формироваться в 14 в., постепенно выделяясь из общевосточнославянского (древнерусского) языка — родоначальника современных белорусского, русского и украинского языков. Сегодня Б.я. периода 14—18 вв. в Беларуси принято называть «старобелорусским». С 14 в. до конца 17 в. он был принят в качестве государственного языка Великого княжества Литовского. С конца 16 в. сфера использования Б.я. начала сужаться. Причина этому — ряд политических событий. Великое княжество Литовское, согласно Люблинской унии 1569, объединилось с Польским Королевством в федеративном государстве Речь Посполитая, и Б.я. оказался под влиянием польского и латинского языков. Это привело к многочисленным заимствованиям и отрыву письменного Б.я. от живой народной речи. В 1696 сейм Речи Посполитой запретил использовать Б.я. как государственный, определив на эту роль польский язык. В этот период Б.я. в основном функционировал в устной форме. После 3 разделов Речи Посполитой (1772, 1793, 1795) белорусские земли оказались в составе Российской империи, где Б.я. считался диалектом русского языка. Начался длительный период русификации. Возрождение Б.я. относят к 19 – началу 20 в. Литературный Б.я. стал формироваться на основе живой народной речи, поскольку традиция старобелорусского литературного языка к этому времени была утрачена. Провозглашение Белорусской Народной Республики (1918), образование БССР (1919) способствовали активному развитию и использованию Б.я. во всех сферах социальной жизни. Государственная политика 20-х гг., ориентированная на возрождение и развитие белорусской нации, языка и культуры, получила название «белорусизация». В 1930-е гг. программа белорусского возрождения была свёрнута. Негативное влияние на дальнейшее развитие и распространение Б.я. оказала политика репрессий. В послевоенные годы Б.я. развивался главным образом в сфере художественной литературы, поскольку во всех остальных постепенно внедрялся русский язык. С 1959, согласно Закону «Об образовании», Б.я. стал школьным предметом, изучение которого зависело от желания учеников и их родителей. В 1989 в Беларуси было создано «Таварыства беларускай мовы імя Ф.Скарыны», которое разработало программу «Родная мова», ориентированную на возрождение Б.я. Через год был принят Закон «О языках в Белорусской ССР», согласно которому Б.я. приобрёл статус государственного языка. В 1995 по итогам референдума государственными языками в Беларуси стали белорусский и русский. Наряду с ними в Беларуси существует промежуточная форма смешанной речи – так называемая трасянка (буквально «смесь сена и соломы»). Как правило, трасянка имеет белорусскую фонетику, смешанную морфологию и двойной набор лексики. Основными носителями трасянки первоначально были сельские жители, переехавшие в город. Вот один из интересных примеров трасянки: Чалавек з вёскi паехаў у горад. Сусед пытае: – Ну, як з'ездзiў? – А нiшто. Туды ехаў – гляджу: на дарозе ляжыць палена. Назад еду – сматру: ляжыць браўно.

Графика и орфография. В 14—17 вв. белорусские тексты писались кириллицей, в 18 — начале 20 в. книги печатались и кириллицей, и латиницей (свидетельство этому – первые номера газеты «Наша нiва», произведения В.Дунина-Марцинкевича, Ф.Богушевича, первые белорусские азбуки). В последнем случае для обозначения [ў], [ч], [ш], [ж] использовали соответственно ŭ, č, š, ž. Одновременное использование двух графических систем в то время объясняется польским влиянием. С конца 19 в. начали повсеместно использовать русский гражданский шрифт, приспособив его к белорусскому произношению, а именно введя буквы дз, дж, і, ў и апостроф вместо ъ. Современный белорусский алфавит построен на основе кириллицы и содержит 32 буквы. Стоит упомянуть об уникальном явлении в истории белорусского письма — так называемых «китабах» — текстах, написанных на Б.я. с использованием арабского алфавита. Их создавали татары, которые проживали на территории Великого княжества Литовского в 14—16 вв.

Современное белорусское правописание построено преимущественно на фонетическом принципе («пішы так, як чуеш»). К основным фонетическим чертам Б.я. относят: 1) «аканье» — [о] и [е] в безударной позиции переходят в [а] (дом дамы, рэкі — рака, мароз — маразы), причём белорусское аканье в отличие от русского передаётся на письме (бел. барада — рус. борода), а слоги ро, ло, ле в корнях слова чередуются с безударными ры, лы, лі (бел. кроў — крыві, глотка — глыток и рус. кровь — крови, глотка — глоток); 2) «дзеканье» / «цеканье» — согласные звуки [д] и [т] произносятся со свистящим призвуком, когда за ними следуют я, е, ё, ю, і, ь (дзень, дзеці, дзверы); есть даже пословица «Белорус когда не дзекнет, жив не будет»; 3) наличие особого согласного [ў], которому в близкородственных славянских языках соответствуют [в], [л] (праўда, воўк, поўны); согласный [ў] обычно употребляется в конце и в середине слова перед согласными; 4) наличие фрикативного [γ] — специфического звука, который представляет собой звонкое соответствие [х] (горад, бераг); подобный звук есть в украинском и чешском языках, южно-русских говорах; 5) наличие всегда твёрдых [ж], [дж], [ш], [р], [ч] (жывот, шчотка, парадак); 6) использование удвоенных согласных (жыццё, вяселле, снеданне); 7) отвердение согласных на конце слова (сем, голуб, цяпер); 8) наличие приставных звуков [в], [а], [і] (вуліца, аржаны, імгла).

Правила белорусской орфографии впервые были сформулированы Б.Тарашкевичем в его «Белорусской грамматике для школ» (1918), хотя и до этого предпринимались попытки её нормализации. Этот орфографический вариант Б.я. сегодня называют «тарашкевица» по имени его создателя. В 1933 была проведена языковая реформа, которая сблизила орфографические нормы белорусского и русского языков. Одним из её результатов стала отмена мягкого знака для передачи мягкости согласных. Если ранее писали сьнег, зьвер, дзьверы, то новые правила требовали написания снег, звер, дзверы. Этот вариант литературного языка получил название «наркомовка» или «чернушевица» (по имени наркома просвещения Д.Чернушевича). Ещё раз правила белорусской орфографии и пунктуации были утверждены в 1959. Они используются (с незначительными изменениями) до сих пор. Несмотря на введение новых правил, представители белорусской диаспоры практиковали и совершенствовали «тарашкевицу» за пределами СССР. С начала 1990-х гг. её стали активно использовать наряду с «наркомовкой» на всей территории Беларуси. В 1993 в Минске была создана Государственная комиссия по усовершенствованию орфографии Б.я. Следуя рекомендациям комиссии, группа белорусских учёных в течение 1997—98 разработала проект новых правил. Их целью было упростить белорусское правописание. Правила были доработаны и изданы в 2008. В их новой редакции систематизированы изменения, которые произошли в Б.я. за последние 40 лет. В частности, внесено около 20 орфографических изменений. Они коснулись слов иностранного происхождения — например, был расширен принцип передачи аканья (адажыа, трыа, Токіа) и у неслогового в заимствованных словах (ля ўнівермага, ва ўніверсітэце), ликвидированы исключения из правил о яканье (сямнаццаць, дзявяты, дзясяты), упрощены правила переноса слов, приведено к единой системе написание заглавной и прописной букв и др. Закон Республики Беларусь «О правилах белорусской орфографии и пунктуации» вступит в силу с 1.9. 2010.

Лексика. Словарный состав современного Б.я. включает слова, которые используются во всех славянских языках (общеславянская лексика – маці, дом, воўк), а также оригинальные лексические единицы (собственно белорусская лексика - падлетак, сціплы, гарэза и безэквивалентная лексика – шаты, алейня, дзяды, лявоніха). В Б.я. также активно используются заимствования из польского (імпрэза, выбітны), немецкого (махляр, жабрак), английского (боўлінг, фітнэс), тюркских (торба, ярлык) и других языков. Обращает на себя внимание употребление разных лексем в двух стандартах белорусского литературного языка – “тарашкевице” и “наркомовке”: ровар – веласіпед, гарбата – чай, слухаўка – тэлефонная трубка, Нямеччына - Германія. В тарашкевице употребляется много новых слов (неологизмов): лядоўня – халадзільнік, перыëдык – перыядычнае выданне и др. Фразеологическая система Б.я. похожа на фразеологию других славянских языков (бел. бабіна лета, рус. бабье лето, укр. бабине літо и др.). Тем не менее в составе Б.я. есть выражения, которым трудно найти эквиваленты в близкородственных языках (біць бібікі, хадзіць ходырам).

Морфология. Очевидной грамматической особенностью Б.я. является наличие морфологических вариантов: клас-кляса; з Мінска, Гамбурга – з Менску, Гамбургу; азëр-азëраў, норм-нормаў; іх- іхні; будзем- будзьма и др. Из грамматических явлений также отмечают: 1) чередование согласных г, к, х со свистящими з, ц, с у существительных (нага – назе, рука- руцэ, страха – страсе); 2) употребление звательной формы (дружа, браце, сынку); 3) частое, по сравнению с русским языком, использование сборных существительных (галлё, бярвенне, збожжа); 4) отсутствие финального согласного у глаголов настоящего времени в 3 л. ед. ч. (нясе, ідзе, піша); 5) наличие наряду с простыми (пайшоў) сложных форм прошедшего времени (пайшоў быў); 6) отсутствие приставного “н” в сочетаниях предлогов с формами местоимений (пра яго, без яе, пра іх); 7) отсутствие й на конце прилагательных, причастий и порядковых числительных (добры, прачытаны, чацверты); 8) редкое употребление кратких форм прилагательных и действительных причастий настоящего времени.

Синтаксис. В области синтаксиса Б.я. отличает: 1) использование описательных конструкций вместо причастных оборотов (бел. чалавек, які працуе – рус. работающий человек); 2) участие в образовании сравнительной степени предлогов за или ад (старэйшы за мяне, лепшы ад усіх); 3) специфическое управление глаголов: дзякаваць, дараваць, прабачыць требуют дательного падежа (дзякаваць Богу), глаголы смяяцца, здеквацца, рагатаць, цешыцца употребляются с предлогом з и дополнением в родительном падеже (смяяцца з сябе), глаголы движения – с винительным падежом и предлогом па при обозначении цели движения (ісці па ваду, бегчы па дапамогу).

Развитие на современном этапе. В 1999 проводилась последняя перепись населения Беларуси. Она показала, что 36,7% от общего числа жителей страны использует Б.я. в своём повседневном общении. Основными центрами изучения Б.я. в Беларуси являются Институт языка и литературы Я.Коласа и Я.Купалы Национальной академии наук Беларуси, филологические факультеты университетов. Б.я. преподают и в других странах: в университетах Берлина, Дрездена, Йены, Лейпцига, Ольденбурга (Германия), а также в Гранадском (Испания), Гарвардском (США), Будапештском (Венгрия), Виленском педагогическом (Литва), Белградском (Сербия), Карловом (Чехия), Прешевском (Словакия) университетах, в некоторых учебных заведениях Польши и др.

Спадабаўся допіс? Атрымлівайце абвяшчэнні пра новы матэрыял праз RSS Philology.BYRSS або RSS Philology.BYEmail!
Нравится