Теперь попробуй затосковать

Серада, 28 студзеня 2015 г. Вадзім Шклярык
Раздзел: Публікацыі
Пазнакі: | |
Праглядаў: 1684

Как правильно перевести с русского языка на белорусский и, наоборот, слово «тоска»? Обратиться к словарю. Но к какому? В академическом, конечно, вы найдете разные значения: туга, нуда, смутак. Однако там нет примеров употребления слова. Контексты ведь бывают разные. Нам помогли российские и белорусские языковеды, которые создали уникальный электронный ресурс.

На портале «Национальный корпус русского языка» http://ruscorpora.ru/ можно найти цитату Пушкина или Цветаевой всего по одному слову, употребленному в ней, и сравнить, как звучало это слово у других писателей, журналистов.

Если заглянуть на страницу этого же портала http://ruscorpora.ru/search-para-be.html, то спокойно переведем русское слово на белорусский (или наоборот) и увидим, как оно употребляется в родственном языке у разных авторов. Например, все та же «тоска». У белорусского писателя Леонида Дайнеко в романе «Меч князя Вячкi» (1987):


Цiшыня была глыбокая, як калодзеж, як дзявочы СУМ.

Тишина стояла глубокая, как колодец, как девичья тоска.

У Чингиза Айтматова в романе «И дольше века длится день» (1980–1984):

Не вынес разлуки. А тоска — это вещь страшная.

Не вынес разлукi. А МАРКОТА — гэта ж страшна.

В справочнике указывают год сочинения произведения, чтобы пользователь знал, когда употреблялось то или иное слово, и мог отслеживать тенденции в развитии языка.


Владимир Кощенко:

В поисках нужного слова теперь не надо листать десятки книг и словарей.


Справочную базу создали сотрудники Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси, Минского государственного лингвистического университета и Института русского языка имени В. В. Виноградова Российской академии наук при поддержке Белорусского республиканского фонда фундаментальных исследований.

Владимир Кощенко, научный сотрудник отдела лексикологии и лексикографии Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси, который работал над созданием и пополнением белорусского раздела «Национального корпуса русского языка», рассказал о том, как составляются такие справочники:

— Мы сканируем тексты, затем вычитываем их, ищем ошибки, исправляем. Этот процесс технически сложный. По сути, на каждый текст составляется свой паспорт. Зато в корпусе вы можете найти, как то или иное слово, выражение употребляется в творчестве разных авторов, в разные временные отрезки, в художественной литературе и прессе. Если сравнить то, как мы работали над исследованием языка в прошлом и сейчас, то можно сказать, тогда «пахали» на лошади, а сегодня — трактором. Компьютеризация позволяет не только обрабатывать намного больше источников, но и делать их доступными через Интернет из любой точки земли.

Прямая речь

Дмитрий Сичинава, старший научный сотрудник отдела корпусной лингвистики и лингвистической поэтики Института русского языка им. В. В. Виноградова Российской академии наук:

— Национальный корпус русского языка — это собрание уникальных, не повторяющихся текстов в электронном виде. Для чего он нужен? Чтобы оценивать частотность тех или иных явлений в языке. Если нужны примеры на какое-нибудь орфографическое правило для диктанта, то традиционно учитель придумывал эти примеры из головы или перечитывал классику и находил там эти примеры. Или брал с полки грамматику и выписывал эти примеры. Составители грамматики, в свою очередь, или перечитывали классику и выписывали примеры на карточки, или держали ее в голове. А сейчас можно все найти в корпусе. В корпус русского языка входят параллельные корпуса. Это тексты и их переводы на какой-то язык. Сначала были только англо-русский корпус и немецко-русский. Сейчас уже и украинский, белорусский, польский довольно большие. Есть французский, итальянский, испанский, армянский.


Автор публикации и фото: Виктор КОРБУТ, «СБ. Беларусь сегодня»



Спадабаўся допіс? Атрымлівайце абвяшчэнні пра новы матэрыял праз RSS Philology.BYRSS або RSS Philology.BYEmail!
Нравится