Недавно на белорусских информационных сайтах появилась интересное сообщение — о запрете рекламного ролика. Вообще откровенно говоря, в Беларуси немало рекламы, весьма странной — и просто чрезмерно вульгарной, и порождённой каким-то расширенным сознанием и посему непонятной обычному разумному человеку. Однако этот факт привлёк наше внимание тем, что запрет был наложен не просто из-за жалоб (каковые тем не менее и так имелись — см. первое изображение), а в результате негативной оценки со стороны эксперта (второе изображение).

Экспертизу проводила зав. центром историко-философских и компаративных исследований Института философии НАН Беларуси О.А. Павловская, что само по себе звучит довольно странно (философия vs. реклама), впрочем, текст экспертизы, на наш взгляд, ещё чуднее. Создаётся впечатление, что эксперт, в каком-то смысле, на той же волне, что и создатель пресловутой рекламы. Вот, к примеру, вывод:

«…представленные ролики… содержат текстовую, зрительную и звуковую информацию, нарушающую общепринятые нормы морали и нравственности, их телевизионная трансляция способствует распространению пошлости и сексуальной распущенности».

Непонятно, каким образом такая формулировка может согласовываться с сухим юридическим языком законов и постановлений — для чего, собственно, и осуществляется обычно экспертиза. Правда, и с научной точки зрения данное экспертное заключение выглядит не вполне адекватно.

Разбор этого случая на нашем сайте оказался потому, что есть такой интересный раздел науки о языке, как юрислингвистика. Многим белорусским лингвистам, в том числе и участникам проекта Philology.BY доводилось выступать на судебных заседаниях в качестве экспертов. Обычные темы — оскорбление личности, нарушение авторского права (плагиат) или прав на торговую марку и под. В общем-то, вся проблема, с которой столкнулось министерство торговли Беларуси в описанной ситуации, наиболее адекватным образом могла быть решена с помощью профессионально проведённой лингвистической экспертизы, поскольку фактически вся реклама очевидным образом построена на ассоциативных связях слова „хрен“. А ассоциативные связи слова, без сомнений, понятие чисто лингвистическое. Достаточно свериться со словарями — и никакие рассуждения о морали и нравственности не нужны. Если есть средства, то лучшая экспертиза — через анкетирование группы, составленной из незаинтересованных лиц, т.е. своего рода лингвистический (психолингвистический/лингвопсихологический) эксперимент (ассоциативный).

Тем не менее претендующая на оригинальность реклама встречается, конечно же, не только в Беларуси. К примеру, около месяца назад в Омской области России после получения от гражданина заявления об оскорблении рекламой его религиозных чувств, соответствующие органы устроили интернет-опрос. Цель опроса — решить, стоит ли заводить дело по этому поводу. Хорошо, конечно, что мнением людей интересуются, но вряд ли можно похвалить такой подход в целом: ведь голосование на сайте не может претендовать ни на объективность, ни на репрезентативность.

Впрочем, этот факт, как и история с белорусским роликом, говорит о том, что на данный момент необходим некий механизм, который бы помогал согласовывать стремление к оригинальности рекламщиков и здравый смысл обычных людей.

Пока что каждый случай разбирается отдельно, разными специалистами. В итоге может получиться, что весьма сомнительные вещи просто не попадают в фокус или что не особо компетентный или ангажированный эксперт наложит запрет, просто выдумав основания.

Сканированные документы взяты с сайта s13.ru.

UPD. 26.08.2011: Согласно новым сведениям, полученным из компетентного источника, О.А. Павловская на данный момент уже не заведует упомянутым исследовательским центром.

Аляксей Яскевіч

Рэдактар і тэхнічны адміністратар Philology.BY. Спецыялізуецца на лічбавых метадах у гуманітарных навуках (digital humanities). Цікавіцца лексікаграфіяй, сацыялінгвістыкай і марфалогіяй. Акрамя мовазнаўства, займаецца аналізам і візуалізацыяй дадзеных (Dataviz.BY) ды стварэннем вэб-праектаў.

Дадаць каментар