В сентябре, сразу после публикации на сайте авторитетного издания «Доклады Национальной академии наук Беларуси», статья «Белорусско-русское двуязычие – исторически сложившаяся духовно-культурная ценность народа» привлекла внимание белорусских лингвистов (в частности, был пост в нашей Facebook-группе).

Интересно, что новость о публикации на языковую тему вышла за границы профессионального сообщества. Правда, это заняло по каким-то причинам целый месяц. Так, 8 октября, днем, в Телеграм-канале общественного активиста Антона Мотолько появился пост «Новая статья председателя НАН Беларуси академика Гусакова». Вечером того же дня на сайте газеты «Наша Ніва» была опубликована заметка «Кіраўнік Акадэміі навук: Хіба можна не любіць рускую мову, калі гэта мова праўды і ісціны?». А 9 октября TUT.BY разместил материал «“На русском наиболее сочно звучит даже ненормативная лексика».

Проблема двуязычия сама по себе актуальна в Беларуси и находится в фокусе исследований на протяжении всей истории существования Академии наук в нашей стране. А тут еще на эту тему высказались Председатель Президиума НАН Беларуси академик В. Г. Гусаков, а также академик-секретарь Отделения гуманитарных наук и искусств НАН Беларуси член-корреспондент А. А. Коваленя. Люди с такими должностями наверняка должны подарить миру какой-то новый, интересный взгляд на вещи.

Правда, немного настораживало то, что в общем-то эту сугубо лингвистическую тему с обширной литературой решили раскрыть на 6 страницах текста (+ список из 5 источников), согласно информации на официальном сайте, «ученый в области аграрной экономики» и «историк» соответственно. С другой стороны, современный мир — это мир междисциплинарной науки. Быть может, это как раз показатель того, что Беларусь идет на пике тренда.

Но, как вы, возможно, уже догадываетесь, статья, безусловно, показатель, но не того, чего нам всем хотелось бы.

Я очень рад, что мне не пришлось самому писать рецензию, и пользуюсь возможностью опубликовать комментарий нашего коллеги из РГГУ / НИУ ВШЭ Антона Сомина (это полная версия – часть текста размещена в статье Дениса Мартиновича на TUT.BY).


Антон Сомин

Публикация подобной статьи в ведущем журнале Академии наук – это позорище, других слов я подобрать не могу (впрочем, нет, могу, и даже много: это те, которые, по мнению авторов статьи, «наиболее сочно звучат на русском языке»). Её первая часть, с кратким пересказом истории языковой ситуации в Беларуси, банальна и тривиальна донельзя (напомню, что журнал «публикует краткие сообщения о новых законченных и еще не напечатанных оригинальных и имеющих приоритетный характер исследованиях»), а вторая часть, о величии русского языка, просто бессмысленна с лингвистической точки зрения и больше напоминает очень плохого качества школьные сочинения на тему «О ты, великий и могучий».

У лингвистов есть такая поговорка: «Все языки равны – но только перед Богом и лингвистами». Разумеется, для абсолютного большинства людей на Земле именно их основной язык (это, кстати, не всегда родной!) самый удобный, самый красивый, самый понятный и самый «нормальный». И именно поэтому нет никакого смысла рассуждать о том, какой язык лучше: достаточно перевести этот раздел статьи на китайский или, скажем, адыгейский, заменив соответственно название языка – и практически все напыщенные высказывания (какое-нибудь «Он очень удобен по произношению, красив по звучанию, насыщен по смыслу передаваемой и воспринимаемой информации») останутся в той же степени справедливы, только с поправкой на точку зрения китайца или адыга. Увы, и белорусское «другое месца па мілагучнасці» столь же абсурдно.

Кроме того, что большинство утверждений бессмысленны, многие и попросту ложны. «Нет другого такого языка в мире, который так бы точно <…> передавал суть любого ”предмета”» – тут грустит, например, североамериканский язык навахо, грамматика которого неизбежно уточняет, круглый, вытянутый или бесформенный предмет, или хотя бы белорусский, различающий дуб как дерево (дуба) и дуб как материал (дубу). «Наличие известного количества падежей <…>» – а в других славянских языках количество падежей прямо неизвестно, да? Не говоря уже о том, что в русском это как раз вопрос спорный: «о снеге» и «в снегу» – два падежа или один, обращения «Тань» и «Маш» – это падеж или нет? «Ненормативная лексика, так называемый слэнг, которым пользуется весь мир» – сорян, тут чекните хайповый английский, не говоря уже о том, что сленг (он пишется через е) и ненормативная лексика – это разные явления (но да, русский мат используется в балтийских и центральноазиатских тюркских языках). «Он не зацикливается на произношении каких-то отдельных гласных и согласных и бесконечном повторении однообразных окончаний»: скажите это окончаниям -ых и . И такая бессмыслица чуть ли не в каждой строке. Что же касается пассажей про «язык правды и истины», «язык дороги к Храму», «силу и совершенство русского народа» и подобное – тут уже не лингвист должен комментировать.

Наконец, отдельно прекрасны рассуждения о неприемлемости русским языком «резкости и напористости английского, скороговорки и громкости итальянского, спешности и неполной выразительности французского» и, моё любимое, «”пшеканья” польского». В 1755 году Михаил Ломоносов писал, что, якобы, по словам Карла пятого Римского Императора, «ишпанским языком с Богом, францусским с друзьями, немецким с неприятельми, италиянским с женским полом говорить прилично», но если бы тот был знаком с русским языком, то нашёл бы в нём «великолепие ишпанского, живость францусского, крепость немецкого, нежность итальянского». Печально, что белорусская наука (впрочем, неправильное обобщение: белорусская лингвистика в исполнении экономиста и историка) за всё это время так и осталась на уровне Карла пятого Римского Императора.

Интересно, как в этом случае будет исполнен пункт 4.9 раздела «Этика научных публикаций», сообщающий, что «в случае обнаружения Автором существенных ошибок или неточностей в публикации, Автор должен сообщить об этом Редактору журнала «Доклады Национальной академии наук Беларуси»  и взаимодействовать с Редактором с целью скорейшего изъятия публикации или исправления ошибок»?

Но вообще статья хорошая и ценная: я обязательно включу её в экзамен по курсу лингвистической антропологии, где как раз есть раздел «Мифы о языке». Почему-то я уверен, что даже мои первокурсники, несмотря на учёбу в российских школах и несколько русоцентричный взгляд, смогут по достоинству её оценить и препарировать.


Сергей Гаранин (www.journ.bsu.by)
Сергей Гаранин
(www.journ.bsu.by)

Сергей Гаранин, заместитель директора по научной работе Института языкознания имени Якуба Коласа, в своем комментарии для Philology.BY сказал, что позиция В. Г. Гусакова и А. А. Ковалени, выраженная в статье, не отражает позицию Института языкознания по вопросам двуязычия, а сам текст до публикации никак не обсуждался и вообще не был известен сотрудникам Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы, куда входит Институт.


Титульный слайд в заставке к посту взят с сайта volna.org 😉

Аляксей Яскевіч

Рэдактар і тэхнічны адміністратар Philology.BY. Спецыялізуецца на лічбавых метадах у гуманітарных навуках (digital humanities). Цікавіцца лексікаграфіяй, сацыялінгвістыкай і марфалогіяй. Акрамя мовазнаўства, займаецца аналізам і візуалізацыяй дадзеных (Dataviz.BY) ды стварэннем вэб-праектаў.

Дадаць каментар